December 6th, 2015

Кристенсен

Послевкусие

В известной поговорке "Сколько ни говори ХАЛВА, во рту слаще не станет", пропущена середина. Полностью всё звучит так: "Сколько ни говори ХАЛВА, указывая на кучу дерьма, во рту слаще не станет".
Разговор о литературных именах. Как ни внушали бы нам высоколобые критики восхищение очередным шедевром, мы, упрямцы, выбираем для чтения лишь книги, доставляющие удовольствие.
Литература - самое бестелесное из искусств. Ей не нужно воплощаться в мрамор, звуки и тому подобное. Чёрные значки на бумаге, только и всего. Между писателем и читателем лишь копеечная бумага, к тому же испачканная. Чудо искусства может состояться лишь в душе читателя, если творение писателя всколыхнёт её.
Скажите, кого всколыхнут пёстрые тома макулатуры, занимающие полки книжных магазинов и библиотек? Имена борзописцев называть не стану. Вы сами назовёте их.Что делать! Все умеют стучать по клаве, некоторые даже не разучились писать чернилами на бумаге. Нынче пишут все. Литература не живопись, которой учиться надо, не красками по холсту.
Порицать следует не горе-писак, а издателей, производящих мусор. Ладно, если только из желания заработать. Гораздо вреднее, когда неиссякаемый поток дребедени окрашен враждебными обществу взглядами, а литературные гуру между тем, указывая на кучу известно чего, истошно кричат ХАЛВА.
Кажется, написала банальности. Но наболело.
Не стану больше ходить на книжные выставки.